April 13th, 2007

Киса и рыбка просто очаровательны

Как из «Искры» возгорелось пламя и соЖЖгло киберментов...


Первый мученик Живого журнала 
Фото с сайта www.projecta.by.ru

Третьи сутки одной из самых обсуждаемых блог-новостей в России является уголовное преследование сыктывкарского рок-музыканта Саввы Терентьева за анти-ментовский комментарий, якобы оставленный им в Живом журнале моего коллеги по «Зырянской жизни» Бориса Суранова (suranov). Борис, кто не в курсе, со ссылкой на председателя Коми правозащитной комиссии «Мемориал» Игоря Сажина (seringvar) сообщил читателям своего блога про то, как киберполицию Коми (отдел «К» МВД республики) юзают на региональных выборах. 

Любопытно, что скандальную реплику ЖЖ-юзера почти никто не видел. Комент был удален из дневника камрада Суранова около месяца назад, а в блогосфере разошелся его лайт-вариант: «Менты и гопота одно и тоже. Было бы неплохо, если бы неверных ментов периодически сжигали на Стефановской площади». 

Ниже я размещаю первоначальный текст комментария, сохранившийся в архиве КПК «Мемориал» (вчера мы его еще в «КоммерсантЪ» отправили). Именно эту реплику прокуратура Сыктывкара готовы признать разжиганием социальной розни в отношении такой социальной группы как «сотрудники милиции».

 

Некоторых, полагаю, возмутит чрезмерная острота комментария. Но давайте разберемся с контекстом, который так любит изучать Европейский суд по правам человека в делах о праве граждан распространять информацию.


Сыктывкарский отдел «К» (отдел по компьютерным преступлениям) прославился на всю Россию в декабре прошлого года, когда его задействовали в шизофренической акции по поискам человека, зарегистрировавшего в ЖЖ аккаунт torlopov. Так и неустановленное лицо разместило в указанном журнале ироничную запись от лица главы Коми Владимира Торлопова. За главу заступился его заместитель по идеологии Алексей Чернов (сын питерского режиссера Леонида Менакер), который попросил министра внутренних дел Коми Владимира Силаева найти автора «torlopov’ского» блога.

Дело поручили вести оперуполномоченному отдела «К» МВД Коми 26-ленему старшему лейтенанту милиции Николаю Сичкарю. Я попал в число «подозреваемых» (в кавычках потому, что шла доследственная проверка) и был опрошен едва ли не первым. Николай не проявил должной осторожности, поэтому разговор у нас получился чрезвычайно комичным. Особенно вот этот фрагмент:

Я: - Письмо г-на Чернова можно посмотреть?

Он: - У вас нет такого права.

Я: - Объясните, в таком случае, почему вы меня опрашиваете. Г-н Чернов высказал в своем письме какое-то предположение на мой счет.

Он: - Не высказал. Но вы ведь имеете свой блог.

я: - И что из этого? Вы теперь всех пользователей Живого журнала будете опрашивать?

Он: - По возможности.


Реплика «по возможности» особенно смешила пользователей Интернета, когда ссылки на мой пост об опросе в отделе «К» разошлись по блогосфере. Не думаю, что господину Сичкарю понравилось, как ерничали над его работой. Люди, знающие нашего опера по учебе в Лицее народной дипломатии Сыктывкара, говорят, что парень он умный, но обидчивый. Между тем, поднятая в интернете шумиха заставила власти Коми прекратить охоту на незадачливого «виртуала».

Вторая моя встреча с Николаем Сичкарем случилась 13 февраля 2007 года в поезде Сыктывкар-Микунь. Он и я ехали в командировку. Он и я ехали в Инту. Он и я по воле Провидения оказались в одном купе.

Было прикольно наблюдать за компьютерной милицией в столь непринужденной обстановке. Коля – типичный сисадмин: вежливый, рассудительный, но себе на уме. А господин Пуртов, как выяснилось из его баек, пришел в отдел «К» из вневедомственной охраны. Капитан был грубым и добрым одновременно. О, если бы вы слышали капитанский рассказ, как он впервые и во взрослом возрасте увидел море (Черное). Очень напомнило фрагмент из распространенной в сети повести о работяге, которого послали отдыхать в Таиланд (там тот поднялся на самый высокий небоскреб, посмотрел вниз и заматерился в душе от нахлынувшего счастья).

Было непонятно, что делает господин Пуртов в отделе «К». По-моему, что он не знает, чем протокол http отличается от протокола ftp. Наверное, подумалось мне, Пуртову поручено охранять этих сисадминов в милицейских погонах. Их ведь, наверняка, каждый компьютерный преступник норовит обидеть.

Наблюдая за киберполицией, я и не мог предположить, что она едет за всероссийской славой. Ведь в сумке у господина Сичкаря лежало постановление о проведении проверки в Муниципальном унитарном предприятии «Издательство «Искра», которая и спровоцирует волну призывов о сожжении «неверных ментов» в центре Сыктывкара.

Collapse )

О неприятностях, которые затем начались у рок-музыканта Саввы Терентьева все уже знают. Кто не знает, могут прочитать новости ИА «БНКоми» за 16 марта и 9 апреля.

И последнее, что хочется сказать. Правление КПК «Мемориал» считает, что уголовное дело по факту размещения в ЖЖ Бориса Суранова безусловно оскорбительного комментария необходимо незамедлительно прекратить по части 2 статьи 14 Уголовного кодекса РФ: «Не является преступлением действие, хотя формально и содержащее признаки какого-либо деяния, предусмотренного настоящим Кодексом, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности». Я сейчас готовлю соответствующее обращение нашей организации к прокурору республики Александру Шуклину. Как только оно будет отправлено, помещу его в дневник.

PS. Наезд киберполиции на издательство «Искра» не парализовал работу предприятия. Бухгалтерия редакции велась вручную, поэтому с финансами проблем не возникло. Был еще один позитивный момент, о котором я рассказать не мог. Скажу только: «Есть женщины в русских селениях: Сичкаря коня на скаку остановят…»

PPS. Николай (Сичкарь который), если я что неправильно написал, Вы сразу-то рапорт в прокуратуру не пишите. Позвоните мне на 35-46-69, скажите, что надо убрать.
Знак

Открытое письмо старшему лейтенанту милиции Николаю Сичкарю

Я тут решил стать постоянным читателем «Новой газеты». Ибо в Коми не осталось СМИ, пригодных для чтения. «БНКоми», конечно, можно иногда поглядеть, но это пока еще не СМИ (да простит мне такую оценку камрад Марущак).

Купил сегодня № 25. Читаю
интервью с пермским прозаиком Алексеем Ивановым. И нахожу у него такой пассаж:

     - Менты у нас многое попутали. Они стали бандитами для бандитов. Получился парадокс. Вот говорят: враг моего врага – мой друг. Если мент – враг вора, а вор – мой враг, значит, мент – мой друг. Почему же не так? Потому что мент обирает бандюгана, но дозволяет бандюгану обирать меня, чтобы ему было чего взять с бандюгана. До меня ему нет дела. Обо мне он не думает.
     Вот «не думает обо мне» – это системная ошибка ментов, которая возможна только в уме придурка. Это инфантильное быдлячество и продуцируется подростковой средой. А менты, бандиты, политики, бизнесмены – только следствие, а не причина.


Николай, Вы все поняли? Прав
Савва Терентьев! Не по букве, конечно, а по духу. Трижды прав!!! Бросайте Вы свою работу! Становитесь взрослым и умным мужчиной! И тогда Вы не будете бояться, что ментов вдруг начнут топить, вешать и сжигать.

Напоследок же воспроизведу для Вас очень глубокую мысль из Всеобщей декларации прав человека:
  

Принимая во внимание
что необходимо, чтобы права человека 
охранялись властью закона в целях обеспечения того, чтобы человек 
не был вынужден прибегать, в качестве последнего средства,
 
к восстанию против тирании и угнетения,..

Генеральная Ассамблея

провозглашает настоящую Всеобщую декларацию прав человека 
в качестве задачи, к выполнению которой должны стремиться все народы и
все государства…